«Когда нас освободили, мы залились слезами радости»: бывший узник Освенцима — о жизни в концлагере и искажении истории

75 лет назад советские войска освободили узников нацистского концлагеря Освенцим (Аушвиц), находившегося в Польше. На основании свидетельств выживших заключённых, сохранившихся документов и собранных в лагере вещественных доказательств стало известно о совершённых гитлеровцами чудовищных преступлениях против человечности — массовых убийствах и садистских экспериментах на живых людях. По данным различных источников, за время существования концлагеря в его стенах погибли от 1 млн до 4 млн человек. Выжившие пленники перенесли жестокие издевательства, голод и каторжный труд. В интервью RT бывший партизанский разведчик и узник Освенцима Евгений Ковалёв рассказал о зверствах нацистов в лагере смерти и о том, что помогло выжить тем, кто дождался освободителей.

  • © Проект «Гордость России»

— Расскажите, пожалуйста, как вы оказались в Освенциме?

— Схватили в 1943 году при очередной разведке. Нас всех погрузили в вагоны. Битком забивали и везли ночами долгое время. Привезли в Польшу, станция Освенцим. Мы спрашиваем: «Что это за город?» — «Аушвиц». — «А что это за Аушвиц?» — «Это концлагерь». А у нас и понятия не было, что такое концлагерь.

Также по теме

«Решительный прорыв»: как белорусские партизаны противостояли нацистам во время карательных операций

С 25 мая по 17 июня 1944 года нацисты провели масштабную карательную операцию «Баклан» против партизан и мирных жителей на территории…

— Что случилось после того, как вас привезли в лагерь?

— Нас выгнали из вагонов: женщин, маленьких детей — в одну сторону. Мне уже было лет 14 — в другую сторону. Колонну выстроили: собаки, эсэсовцы с автоматами. Погнали нас в санпропускник — большой такой барак. Загнали туда, там все разделись догола. Сделали нам санобработку: остригли всех, облили, смазали какими-то веществами — и под душ холодный. На выходе на руке сделали наколку с номером. Этот номер нашит был и на куртку такую полосатую. Номер и буква R, а сзади красный крест.

— Каков был ежедневный распорядок в лагере?

— Каждое утро мерили температуру. А там были военнопленные наши. Они сказали: «Ребята, вы смотрите насчёт температуры. В крематории всех сжигают». — «А что такое крематорий?» — «Жгут людей там». Как температура, так нет человека. И нас там осталось человек 150, может, около 200. Было, наверное, человек 700. Сожгли.

Я попал в 32-й блок, большой барак. Там была команда «Канада», которая выгружала транспорт. Вот приходят из России, из Венгрии заключённые, и команда эта разгружала всё, раздевала их и гнала в крематорий. Я там, конечно, не был. Рассказывали, что тоже делали санобработку и загоняли в камеру. Потом её закроют кругом и пускают газ. В течение пяти-семи минут люди все погибали. И там была зондеркоманда, состоявшая из евреев. Они там работали — жгли и убирали пепел. Всю золу вытаскивали. Вывозили на поле и к реке Висле. А драгоценности, зубы, коронки — всё это отбирала уже другая команда.

— Что заставляли делать вас?

— Я попал в команду, мы делали овощехранилище на станции Аушвиц. Копали подвалы, клали стены. Заливали фундамент. Долгое время.

  • Узники возле ворот Освенцима
  • globallookpress.com
  • © Scherl

— А какой вообще был режим дня?

— Каждый день формировалась команда, в которой были капо (привилегированные заключённые в концлагерях Третьего рейха, сотрудничавшие с нацистской администрацией. — RT), оберкапо — всё было распределено. Были ведущие — фольксдойче, рейхсдойче, фюрерарбайтеры, которые командовали нами, — они тоже заключённые, но у них были привилегии. Просто надзирали за нами — и всё. И эта команда выводилась через ворота. На воротах стояла охрана и даже сидел оркестр, играл, представляете? Духовой оркестр, там трое — возможно, евреи. Они стучали по барабанам и били в тарелки, когда мы выходили. А эти подсчитывали. Входишь — подсчитают, и выходишь — подсчитают.

У нас подъём в шесть часов, как обычно. А отбой после работ: придёшь, умоешься — часов в десять. Но тогда уже всё было закрыто, ты не имел права никуда выходить. 

— Судя по описаниям, нацисты делали всё возможное, чтобы о массовых убийствах знали как можно меньше посторонних. Но всё-таки другие узники о них узнавали?

— Рядом был цыганский лагерь. Они там жили семьями. Их никуда почему-то не гоняли. Они не работали. И вот однажды ночью раздался страшный крик. Мы проснулись. А наутро в шесть часов встали и смотрим: никого из цыган нет. Всех сожгли в одну ночь в крематории.

  • Газовая камера в основном лагере Освенцима сразу же после освобождения. Польша, январь 1945 года
  • © United States Holocaust Memorial Museum

— Как нацисты запугивали узников, пытались сломить их волю?

— Зондеркоманда восстала. Их поубивали и всех убитых привезли к выходу, к воротам. Трупы посадили на стулья, подпёрли кольями, палками. Дня три-четыре они там сидели для устрашения. И вот, когда нас гнали на работу, мы шли мимо этого всего.

— Но было ощущение, что всё может измениться?

— Начали самолёты летать. Бомбёжка была очень сильная. В барак загонят — осколки, чувствую, бах-бах-бах по крыше. Вот-вот, говорили, наши придут.

Также по теме

Мармеладная фабрика смерти: опубликованы новые документы о побеге узников из нацистского лагеря Собибор

Восстание в нацистском лагере смерти Собибор, куда людей свозили под предлогом строительства мармеладной фабрики, оказалось…

— Как нацисты отбирали тех узников, кого планировали убить?

— Каждую неделю проходила селекция. Были печи такие — одна топка там, а вторая там. А тут такая гряда из кирпича. Вот на эту возвышенность ставили всех, прежде нас раздевали догола. Проводил селекцию главный врач Менгеле. Три раза я вышел целым.

После селекции нас выстраивали и загоняли в цыганский лагерь. Казалось: ну всё, нас, наверное, сожгут или расстреляют там. День, два. Ничего, никого нет. А там бараков этих тоже было много — 32, как и на нашем поле. Открыли один — а там кипы волос, одежда, обувь детская. То есть людей угробили, сожгли, а это всё там хранили.

— Питания в лагере с трудом хватало, чтобы выжить?

— Утром — чай и ничего больше. В обед — баланда. Кружка пол-литра. А вечером — хлеб. Буханочка на четверых, может, 150 граммов, небольшая, в опилках. По кусочку с чаем съешь, а ещё кусочек на утро оставляешь под подушкой. Утром встаёшь, когда чай приносят, вот это съешь — и на работу до обеда.

— Как удалось выжить в таких условиях?

— Мы молодые были, организм ещё как-то привык. Другие же были как ходячие скелеты. Кожа вся отвисла, просто страшно смотреть было.

— Кто-то помогал вам?

— Там были поляки, которые получали хорошие посылки. И делились этим — баланду, хлеб отдавали, кусочки свои. Посылки приходили только полякам, самим немцам. Русским нет. Якобы договор должен был быть, чтобы Красный Крест нас поддерживал, но ничего этого не было.

  • Узники Освенцима возле поезда
  • globallookpress.com
  • © Keystone Pictures USA/ZUMAPRESS

— Что-то поддерживало силу духа?

— Мы ждали освобождения.

— А когда поняли, что освобождение приближается?

— Раньше был освобождён Майданек, его перевезли сюда, в Освенцим. Они говорили: «Русские идут». Надежда была, как бы не расстреляли, не сожгли в Освенциме.

— Что почувствовали узники, когда увидели советские войска?

— Среди нас оставались и те, кто уже не мог ходить. И их силой вытаскивали из бараков. И естественно, они были безмерно рады. Представляете, когда нас освободили, мы там все слезами залились от радости.

— Какие были самые яркие и самые ужасные воспоминания о периоде плена?

— Самое яркое — когда советские войска пришли, освободили нас. Это было… Не знаю, как сказать, очень трогательно. Все плакали, представляете? Мы же никогда не думали, что останемся в живых.

Ужасные воспоминания — когда нас гнали то ли на расстрел… Мы же не знали, куда именно идём. И в цыганский лагерь когда отвезли. Куда оттуда идут? В крематорий — и всё. Там же было шесть крематориев. И ещё ямы вырыты были. Они стреляли, бросали в ямы, жгли. 

  • Выжившие узники Освенцима покидают лагерь
  • globallookpress.com
  • © imago stock&people

— Сейчас часто в СМИ и политических выступлениях происходит искажение истории, например распускаются слухи, что вовсе не советские войска освободили Освенцим. Как считаете, почему так происходит?

— Это целенаправленно кто-то работает по этому вопросу, агитацию ведёт. Занимаются этим какие-то отбросы. Ведь весь народ был против всей этой войны. Я считаю, это надо пресекать в корне. Когда был на форуме в Кракове, в Освенциме, там же тоже выступали, что это, мол, американские войска освободили, что это не русские.

Источник

Читайте также: